Символіка організації "Білий Молот"

Роль організації БМ в “Правому Секторі” від 06.04.2014р.

Кожен член “Білого Молоту” є також і членом “Правого Сектору”. Але не якогось міфічного “руху ім. Д. Яроша”, а об’єднання націоналістичних організацій, що постало з метою проведення революції.
Ми, як організація, що була співзасновником “Правого Сектору”, а також як ініціатори і ударна сила основних поворотів історії України як на вулиці Грушевського, так і на вулиці Банкова, є бойовим крилом “Правого Сектору”.

Єдиний, хто в цьому сумнівається, є громадянин Ізраїлю Борислав Бляхер, якому належить самовільна “заява про виключення “Білого Молоту” з лав “Правого Сектору” “, що ми вважаємо не просто випадковим вимислом однієї не уповноваженої на те людини в найважчий для нас час, а чітко продуманою акцією спецслужб на чолі з колишнім керівником організації “Тризуб ім. Степана Бандери” Дмитром Ярошем.

(Який, до речі, за 2 тижня до виборів керівника “Правого Сектору” посприяв викоріненню опозиції в організації, яка не сприймала його, а саме Олександра “Білого” Музичка, який був більш авторитетний, ніж сам Д. Ярош, а також Владислава “Горана” Гораніна, який створив “Автономний Правий Сектор”, що не підпорядковувався СБУ-шному Д. Ярошу.)

Сергій “Нельс” Карпенко.

Білий Молот війна на сході України

Добровольці Білого Молоту на Сході України.

   Гідна армія — це не тільки якісне екіпірування і спорядження, а це ще і бійці, які хочуть захищати батьківщину.Ті, які шукатимуть спосіб як можна виконати завдання, а не причину чому це завдання не було виконане.

   Саме такими бійцями стали добровольці, які не маючи гідного спорядження та амуніції, попри всі перешкоди, знайшли спосіб потрапити на схід.

"Білий Молот" на вшануваннях "Шльоцика"

Вшанування полеглого побратима Євгена Костюка.

03.06.17 у  Вінниці вшанували члена “Білого молоту”, добровольця батальйону “ОУН” та “ДУК” Євгена Костюка на прізвисько “Шльоцик”, що рік тому загинув від ворожого снаряду в районі шахти Бутівка. Continue reading

Символіка організації "Білий Молот"

З приводу Віти Заверухи від 12.05.2018 року.

ВІДПОВІДАЮЧИ НА ПИТАННЯ ПРО ВІТУ ЗАВЕРУХУ

Останнім часом журналісти якось надто часто запитують моє ставлення до інциденту, що стався нещодавно на Броварській трасі в ніч з 3-го на 4-те травня 2015 року, та можливість справжньої причетності до нього бійця АТО, волонтерку, та громадського діяча Вікторії Заверухи. Сказане нижче є моєю офіційною (і не офіційною) позицією як по Віті Заверусі, так і по інциденту з загиблими в цьому році на Броварській трасі міліціянтами.
З Вітою я познайомився в батальоні “Айдар”, восени 2014 року, коли вона приїхала з ротації, під час якої лікувалася від контузії. Зі слів побратимів, мобілізувалася вона ще з травня місяця – я мобілізувався пізніше, як тільки оклигав від катувань, що завдали мені мусора в тюрмі, фабрикуючи проти мене кримінальну справу по схожому інциденту на все тій-таки Броварській(!) трасі. Тільки стався той інцидент ще в 2014 році, в березні місяці, 2-го числа… Отож, кінець літа і осінь – початок серьозних боїв для батальону “Айдар”, тому між розводами на караули і днювання, між копанням траншей і бойовими виїздами, так наче особливо і не поспілкувалися… Але її репутація в батальоні свідчила про неї краще, ніж сотні пустих балачок. Боєць старанний та жертовний, що аж ніяк не в”язалося з її тендітною зовнішністю худенької білявки. Не знав її на гражданці, але в “Айдарі” на якісь керівні пости не лізла, бо, наскільки я зрозумів, ні за віком, ні за статтю, ні за досвідом відповідних навичок не мала… Тому мене просто смішать нісенітниці, які плетуть слідчі і підхоплюють журналісти про Віту, як про хитрого і досвідченого організатора всіх можливих і не можливих злочинів : від вбивства Бузини, до розстрілу Беркутівців на Броварській трасі.
Як там, в мусарських “застінках” катують, я знаю не з чуток. Як колять психотропні речовини беззахисним людям, щоб ті обмовляли себе та інших під дією наркотику Як перші тижні не пускають до жертви не тільки рідних – навіть адвокатів та лікарів, до тих пір, поки людина не “зізнається ” в усіх “глухарях”, які накопичуються внаслідок некомпетентності і продажності перевертнів в погонах. Тільки і встигає мразь папірці підсовувати на підпис закатованій жертві, що себе не контролює, бо обколота психотропними і тяжко побита. Так кололи речовини мені, б”ючи, та вириваючи якимись залізяками зуби, тільки дивом я зміг відмовитись від показів навіть під речовинами. Так же – я впевнений, катують зараз і Віту, ще майже дитину, та інших жертв, які під дією психотропів візьмуть на себе не тільки цьогорічний інцидент в Броварах, та Бузину з Калашниковим на додачу, а ще й провсяк випадок і минулорічний Броварський “глухар” (який ще й досі вішають на мене, Леся Черняка та Гришу Гульвіченка), може й вбивство Гонгадзе нарешті розкриють, яке візьме на себе у ті часи ще шестирічна Вікторія Заверуха?!
На її стороні все – алібі, відсутність не тільки здатностей і мотивів (бо дізнатись про “Беркутівське” минуле проїжджаючих повз міліціонерів може тільки будучи екстрасенсом), але й елементарних улік. Проти неї – тільки бажання перевертнів в погонах повісити на когось справи, які розкрити через нестачу мізків вони несилі.
Сподіваюся, ця заява позбавить мене від однотипних запитань. Справа проти Заверухи (оскільки чомусь запитують тільки про неї) – шита білими нитками, до того ж я не здивуюся, якщо вона, під впливом застосованих до неї наркотичних засобів (а адвокати свідчать про застосування до Віти психотропних речовин), зізнається у всьому підряд.
Наш же обов”язок – витягти з тюрми тих, хто не винен, і згідно закону покарати тих, хто по застінках катує патріотів. Але це вже інша тема…

 

Владислав Горанін

Владислав "Горан" Горанин

Горан: На війну краще їхати добровольцем

20.01.2015

Під час лікування від контузії, отриманої під час “перемир’я”, до Житомира завітав легендарний координатор “Білого Молоту” Горан (Владислав Горанін), який приїхав зустрітися зі своїми бойовими товаришами та підтримати тих, хто прагне поїхати на Східний фронт..

 

Журналістка “Дивосвіту Полісся” мала можливість взяти інтерв’ю у легендарного бойового командира Майдану, який був на Майдані від його початку, а зараз воюює на Донбасі та займається волонтерством.

Ви вперше у місті Житомирі? Як вам сподобалося місто?

В Житомирі я вперше. Чудове місто, сподобалася архітектура та планування старого міста. Відчувається дух старовини. Мені Житомир чимось нагадує Чернігів і Полтаву.

Вас називають одним з бойових командирів Майдану. З чого для Вас особисто починався Майдан?

Брав участь у Майдані з 11 листопада, у ньому брали участь люди різного соціального статусу. Ніч з 29 на 30 стала каталізатором протестних настроїв, з тих пір перебував на Майдані майже безперервно. Ця ніч була для мене знаковою, бо я побачив, що організатори Майдану з самого початку знали про майбутній розгін Майдану, були насправді проти його учасників, а також не давали можливості попередити людей про небезпеку розгону. Я, дізнавшись про можливий силовий розгін Майдану,  ще засвітло приїхав на Майдан, кинувши усі свої справи. Єдиним варіантом попередити всіх був виступ зі сцени Майдану, куди організатори мене не пустили, знаючи, про що я хочу сказати, але вірні побратими були поруч, і «Білий Молот» штурмом взяв сцену. Але під час виступу організаторам таки вдалося вимкнути мікрофон. Власне, після цього я і зрозумів, що жителі України можуть сподіватися лише на власні сили.

Як Ви оцінюєте сучасну політичну ситуацію в Україні?

Є такий термін в шахах, який називається “пат”. Так от, стан у нас патовий. Перемогти в цій грі можна тільки, якщо ми не будемо грати в цю партію за правилами ворога. На жаль, наші вороги не тільки зовнішні, але й ті самоназвані політикани, які наввипередки кинулися здобувати політичні бонуси, в той час як справжні патріоти власної землі зі зброєю в руках ціною власного життя пішли захищати свою замлю від загарбників. Ворогами можна назвати і тих брехунців, які вже після Майдану все ще вірять і намагаються переконати інших, що ми здобули саме те, за що стояли, і зараз йдемо вірним напрямком.

Щоб Ви могли порадити тим людям, які збираються добровольцями поїхати воювати на Східний фронт?

Порада моральна – це зважити всі за і проти та розуміти, що ваш вибір, з однієї сторони, може коштувати вам життя, а з іншої сторони – втрати власної землі і честі. Практична порада – на фронт краще їхати добровольцем, а не від ЗСУ, МВС або Нацгвардії, бо останнім часом зберігається стійка тенденція до віддання нашою владою злочинних наказів. Той, хто дав присягу своїй владі, а не власній землі, має виконувати віддані владою накази, а доброволець іде по власній добрій волі і поступає за законами честі і гідності, які надані йому цією землею.

Дивосвіт “Полісся”

Вячеслав Горанин Белый Молот

“Мы – не политические игрушки” (Інтерв’ю керівника “Білого Молоту”)

30.04.2014 

Координатор отколовшегося от “Правого сектора” “Белого молота” Владислав Горанин ответил на вопросы корреспондента РИА Новости Украина.

Любовь Мельникова, РИА Новости Украина

Координатор отколовшегося от “Правого сектора” “Белого молота” Владислав Горанин (Горан), как и положено начинающему революционеру, – прост в общении, весьма откровенен, молод и по-максималистски категоричен. Своих бывших товарищей по оружию (скорее политическому, чем огнестрельному) осуждает за предательство идеалов, своих нынешних боевых товарищей из “Белого молота” считает настоящими революционерами, не способными на политические игры. А еще он – в бронежилете, с крепким рукопожатием, сам делает чай своим собеседникам. Может быть, пока. Из-за соседнего столика в кафе, где мы беседуем, напряженно наблюдает за нами боец “Белого молота”, видимо охранник координатора. Подготовив интервью к публикации, мы решили для объективности задать те же самые вопросы и другой стороне – Дмитрию Ярошу. Подготовили и отправили вопросы, предложили встретиться лично. Но так и не получили никакого ответа.

Как сейчас складываются ваши отношения с “Правым сектором”? Входите ли вы в его структуры?

Мы, “Белый молот” – одни из сооснователей “Правого сектора”. ПС возник под памятником основателей Киева в ноябре 2013 года. В его формировании приняли участие три организации – “Комитет освобождения политзаключенных” во главе с Коханивским, “Белый молот” во главе со мной и Антоном Бондаренко и “Тризуб” (нынешний ПС), от которого в тот момент не был выдвинут лидер. Позже к “Тризубу” присоединились УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона – ред.) и несколько других организаций, которые присоединились уже в процессе революции. Отношения между “Белым молотом” и “Тризубом” были исключительно деловые, даже дружественные, но впоследствии из-за политических игр, в которые ПС стал играть, мы (“Белый молот” – ред.) от них отошли. После того, как был подожжен “Дом профсоюзов” мы перебазировались в киевскую мэрию (КГГА) и образовали отдельную часть “Правого сектора”. Среди нас находились “Комитет освобождения политзаключенных”, несколько сотен самообороны и “Белый молот”.

А какие у вас сейчас отношения с лидером “Правого сектора” Ярошем?

После того, как мы перешли в КГГА у нас продолжались встречи, в целом, нормальные, дружественные. Но мы заявили, что в политических играх участия принимать не будем, мы – не политические игрушки. Все было вроде бы нормально, мы объявили, что уходим в КГГА и образовываем отдельную от ПС структуру, но потом внезапно шестого числа (6.03.14 – ред.) было объявлено, что “Белый молот” исключен из “Правого сектора”. На самом деле мы отошли задолго до этого, но руководство ПС не хотело публично заявлять о том, что от них откалываются организации – это могло вызвать вопросы: “А почему от вас откалываются?” И, кроме того, Правый сектор должен был тем самым объявить, что переходит от общественной деятельности к политическим играм. И это в то время, когда продолжается гражданская война (ред. – гражданской войной в этом случае назван Майдан), в то время, когда в Украину началась интервенция, а потом еще и произошла аннексия украинской территории. А тут люди занимаются политическими играми, получением бонусов, преференций, дерибаном элементарным. Я уверен, что это всё – предпосылки к переходу в коррупционную систему. А я не хочу, чтоб мое имя было с этим связано, также как и имя “Белого молота” и соорганизаций, которые с нами отошли от “Правого сектора” и поэтому мы сразу объявили о том, что мы не участвуем в политических играх. Короче, наша позиция – это активная антикоррупционная, антинаркотическая инициатива.

Некоторое время в начале своей деятельности ПС не светил своих лидеров. Как и почему было принято решение сначала не светиться, а затем, наоборот, обозначить лидера? Это было коллективное решение, решение политсовета или чья-то личная инициатива?

Изначально мы договаривались, что будем принимать решения коллегиально, то есть представители каждой из организаций будут назначать своих речников (спикеров – ред.) и совместно на совете решать, как дальше действовать. Во время февральского конфликта между силовиками и майдановцами было решено, что некий представитель “Тризуба” (нынешний ПС) будет заниматься силовой стороной решения вопроса, то есть подготовкой молодежи, тренировками, построениями. Ведь у “Тризуба” довольно большой опыт подобной деятельности: у них были боевые лагеря. Мы с этим согласились. На тот момент мы не знали, что это будет Ярош. На тот момент мы даже вообще не знали Дмитрия Яроша. Но ему “Тризубовцы” поручили представлять их интересы в рамках силовой подготовки молодежи. Не в рамках политических решений, не в рамках оглашаемой идеологии, нет, на Яроша были возложены исключительно силовые вопросы, но потом он внезапно делает заявление, что является лидером ПС. Коллегиального решения о том, чтобы выдвинуть Яроша лидером не было. Изначально, как я уже говорил, мы вообще не хотели, чтоб были какие-то лидеры. Одного человека можно купить, убить, перекупить… Поэтому нам и не нужен был единоличный лидер. Мы выдвигали свою точку зрения, но она не была услышана, а во время силового конфликта нельзя было разжигать конфликты внутри самой организации ПС и мы, получается, согласились с самовыдвижением в лидеры Яроша. Ведь ПС тогда был решающей силой революции. Если бы тогда произошел раскол в ПС, то мы не добились того, что есть сейчас. Старая власть бы осталась. Хотя и сейчас мы поменяли только ключевых персонажей. А система и структура остались те же. При том, старые коррупционные схемы работают и сегодня.

В СМИ периодически появляется информация о тех, кто финансирует Правый сектор – то это Порошенко, то Коломойский, то еще кто-то… А как и кем на самом деле осуществляется финансирование ПС?

Финансирование проходило мимо нас, мимо наших организаций. Это делалось кулуарно, внутри небольшой группы посвященных. Средства распределялись тоже кулуарно. Дело в том, что с определенного момента на все ключевые посты назначались либо представители “Тризуба” (люди Яроша – ред.), либо люди, подконтрольные им, подконтрольные элите ПС. В принципе, я со свечкой ни над Ярошем, ни над Коломойским не стоял. Знаю, что распределение средств из ящиков на Майдане, в которые поступали пожертвования от граждан, уходили, скажем так, в неизвестном направлении. Когда “Белый молот” инициировал создание счетной комиссии, нам начали затыкать рот. Это было одной из предпосылок выхода “Белого молота” из ПС. Знаю, что сумасшедшие деньги поступали на счет Правого сектора. Но все ключевые посты были заняты представителями проярошевских структур. Естественно, они заведовали распределением средств. Я знаю, что средства поступали, но на момент конфликта с силовиками у бойцов не было должных средств защиты. Все бронежилеты, наручники, поножи жертвовались нам даже самими милиционерами, начальниками военных частей. Уже потом, после конфликта (в феврале – ред.) стали поступать шлемы, дубинки, которые тоже приносили милиционеры и военнослужащие. А ПС на эти цели не выделял никаких средств, то есть для защиты своих бойцов. До рядового состава деньги вообще не доходили.

Какова реальная численность Правого сектора в стране? Кто они – бойцы ПС, можно ли нарисовать социальный портрет этих людей?

Информацией о количестве членов в ПС у меня нет. В социальном плане это были совершенно разные люди. Были депутаты райсоветов, фермеры, рабочие, несовершеннолетних, например, сразу отправляли к родителям, либо за ними устанавливали контроль, чтобы они не находились вне помещений ночью. Были в ПС бывшие силовики, были зрелые люди 40-ка, 50-ти лет. Были и такие, которые не знали, зачем они пришли, но потом они одухотворялись идеологически. Но не за счет идеологии ПС. Идеологии как таковой у Правого сектора не было. Были украинские националисты, которые воевали за свои убеждения, были представители других национальностей, которые приехали из России, Белоруссии, Грузии, Осетии. Пестрая компания.

Откуда у ПС такое количество оружия? Как оно хранится, как выдается – это личная ответственность каждого бойца или есть какая-то система?
Я лично не выдавал и ни получал оружия. На тот момент, когда ПС был единой структурой, то есть до сожжения Дома профсоюзов отдельные личности заявляли, что они охотники и потому у них есть оружие и что у них есть охотничьи билеты. Кто-то притаскивал пневматику на майдан, кто-то просто таскал с собой макеты оружия. Люди “Белого молота” были и остаются безоружными.

Почему сожгли Дом профсоюзов и кто это сделал?
Между Домом профсоюзов и соседним зданием была стена. Те, кто поджигал “профсоюзы”, они просто вынесли эту стену. Ее нет. Поджигатели проникли из соседнего здания через стену, проломив ее. Из соседнего здания началась атака. Оттуда пошел огонь. Оттуда кидали коктейли Молотова. Следствие, наверняка, обнародует эти данные, если, конечно, следствие ведется. А может, в угоду власти эти данные и будут скрыты. Кто сжег это здание, я не знаю.

Как вы считаете, кто совершал убийства во время столкновений на Майдане? Причастны к этим убийствам снайперы из ПС, других группировок самообороны? Почему ни журналистам, ни милиции не дали толком поработать на месте преступления?

Я не обладаю информацией о том, кем являлись снайперы на Майдане. Однозначно, это было сделано с целью разжечь конфликт между силовиками и митингующими, так как жертвы были с обеих сторон. Могу сказать только то, что ко мне непосредственно приходили люди, в частности Гульвиченко, который является исполнителем убийства сотрудников ГАИ. Он приходил ко мне и говорил, что меня “заказали”, что готовится мое убийство. Предлагал дать ему 20 тыс грн, чтобы он назвал имена заказчиков. Я отказался, у меня попросту нет таких денег.

Что можете сказать о том, что в здании КГГА были комнаты “химиков”, где изготавливали наркотики?

Могу сказать, что в подвале КГГА велась весьма странная деятельность. Кто это был, что эти люди там делали, мне не известно. Но подозрительная деятельность там велась. Туда приходили люди с различными свертками. Это надо у комендатуры спросить, почему они их туда пускали.

После победы Евромайдан утверждал руководителей государства, ключевых министров. А до вече на майдане фигуры этих людей обсуждались внутри ПС? Если да, как это происходило?

Майдан не утверждал руководителей государства. Я – представитель Майдана. Я не утверждал ни Яценюка, ни какого-то другого политикана, чтоб он на моем горбу, на жертвах этой гражданской войны пролазил во власть. Они воспользовались слабостью нашего народа. Имея опыт политических игр, будучи подкрепленными деятельностью политтехнологов, спецслужб, они захватили власть в то время, как народ был ослаблен и не имел опыта управления страной. Сейчас народ, как и раньше, не имеет представительства во власти.

Ну, а как же та же Татьяна Чорновол, разве она – не представитель майдана?
Знаете, я ее на майдане практически не видел. Приехать пару раз на майдан или находиться тут безвылазно, как мы, полгода, – это, согласитесь разные вещи. Я, конечно, не меряюсь мускулами, но, по сути, представительство народа, который был на майдане, участвовал в революции, в нынешней власти – мизерное. И они в этой власти не способны ничего решить. А власть и дальше продолжает набивать свои карманы по старым схемам. Я, например, первый политзакюченный новой власти. И меня по целиком сфабрикованному делу задержали незаконно. Это даже суд установил, что меня незаконно задержали, что с этой целью были подделаны материалы следствия. Но Аваков (глава МВД Украины – ред.) продолжает делать громкие заявления и обвиняет меня в том, чего я не делал. Потому что есть указка сверху. Новая власть боится тех, кто поднял голову во время Евромайдана и пытается всеми силами устранить тех, кто может на нее сейчас повлиять.

После победы Евромайдана различные политические силы, причисляющие себя к этой победе (“Свобода”, “Батькивщина”, “УДАР”) получили министерские и прочие посты. А ПС не получил. Почему на самом деле это произошло?

Политики, представляющие разные партии Украины, имеют опыт политических игр, на них работают иностранные спецслужбы, политтехнологи… А ПС был создан стихийно, и только потом был трансформирован в политигрушку. Ни опыта, ни перспектив у ПС, как политической силы нет. Своими действиями ПС сам себя сливает. Прежде всего тем, что вступил в политические игры в то время, когда в стране – полная разруха и развал. В это время заниматься политической игрой просто стыдно. ПС – это уже политический проект. Не сила, а проект и он не может получить поддержку у народа, так как своими сегодняшними действиями сам себя дискредитируют. Политическими играми в сложнейшее для страны время, считаю, заниматься нельзя.

Как вы считаете, какие отношения у Яроша с нынешней властью в целом?

Я назову несколько фактов, а ваши читатели пусть сделают вывод сами. Во-первых, ПС сейчас постепенно встраивается в различные силовые ведомства нашего государства. Во-вторых, пролог книги Яроша написал Наливайченко (нынешний руководитель Службы безопасности Украины, занимал аналогичный пост во времена правления Ющенко, с 2006 по 2010 год. По информации СМИ, тесно связан с ЦРУ – ред.).

А с Аваковым какие у Яроша отношения?

Я отвечаю только за себя. По поводу Авакова. У меня 9 марта была встреча с ним. На этой встрече мне и моему сокоординатору по “Белому молоту” было сделано предложение занять пост первого и второго советников заместителя министра МВД по гражданскими вопросам. А мы взамен на это должны были ввести своих людей в структуру МВД и вывести их из КГГА. Мы отказались, так как еще недавно силовики дискредитировали своей деятельностью, противодействием народу самих себя. Плюс структура МВД еще не изменена, милиция до сих пор “крышует” наркоточки. Поэтому мы отказались от этих должностей. Мы предложили антинаркотическую, антикоррупционную инициативу, где бы наше движение непосредственно помогало выявлять тех в рядах милиции, кто крышует наркотрафик, торговлю людьми, незаконные залы игровых автоматов. Такое предложение я сделал Арсену Авакову. Он отказался. А уже 21 марта меня задержали и обвинили в преступлении, которого я не совершал. В процессе пыток меня травмировали: у меня было выколота барабанная перепонка, мне выбили зуб, у меня сейчас закрытая черепно-мозговая травма, отбиты почки. Таким образом, из меня пытались выбить признание в том преступлении, которого я не совершал и не имею к нему никакого отношения. Ко мне не пускали ни врачей, ни адвокатов. Как мне говорили представители конвоя: “Счас мы тебе пять кубиков вколем, язык сразу развяжется, сразу все на себя возьмешь”. Мне ничего не было предъявлено, только требование взять на себя вину. Сразу же в день моего задержания Аваков заявил, что убийца задержан. Хотя я прохожу по делу как подозреваемый. Есть презумпция невиновности и его неконституционные заявления доказывают лишь то, что он выполняет чей-то заказ по устранению неугодных власти людей. Или он не читает те документы, которые ему подают. Я так думаю, что меня хотели убрать так же, как и Сашу Белого (Музычко – ред.). Во время моего задержания в меня тоже стреляли. Все это – просто коррупционная система, которая сейчас вошла в раж. Власть как была узурпирована олигархами, так она и осталась узурпирована олигархами. Народ улучшений никаких не почувствовал. Я благодарен судье Чернушенко, который рассмотрел дело по сути и констатировал, что никакого состава преступления там нет.

Много ли майдановцев вошли во вновь созданную Национальную гвардию?
Это идет имитация создания той структуры, которая была в 90-х. Просто силовиков красят новой краской, но структурно ничего не поменялось. Тот же “Беркут” ушел в Нацгвардию, сотрудники МВД. Из участников Майдана очень мало человек вошли в Нацгвардию. Многие уже вышли из нее. Сколько конкретно, утверждать не берусь. На данный момент Нацгвардия не играет никакой роли.

Кто контролирует территорию Майдана сейчас?

Координирует комендант Майдана Дубас, отдельные сотни, самооборона. ПС сейчас здесь не осталось. Никакого обеспечения от власти у Майдана нет.

ПС уехал на юго-восток, чтобы там подавить протесты? Вам что-то известно об этом?

Для нас юго-восточный фронт открыт. На данный момент юг для нас, конечно, потерян. И мы в любой момент готовы направлять наших людей, чтобы бороться с провокаторами и сепаратистами.